Sarg767
И вот. Настал великий день. Настал конец света. Нет, конечно, он еще не совсем настал. Да и ни одно живое существо в мире об этом даже не подозревало. Протоплазменные и прочие иные существа, надо добавить, тоже ничего подобного не ощущали, не предвидели и даже не думали о таких вещах. Но в данный момент существование мира было под угрозой. И его (мира) будущее буквально висело на волоске.
Нет, к странной планете грунт не приближалась комета. На неё не высаживались инопланетные захватчики. И даже ни кто не грозил взорвать ядро планеты в своих корыстно-научных целях.
Просто… Просто… Просто я сейчас сижу напротив красной кнопки и от нажатия на неё меня отделяет расстояние равное чуть больше толщине человеческого волоса. Казалось, что я даже ощущал какое-то тепло от холодного пластика. От одной мысли, что сейчас судьба мира зависит от моего решения. Или даже от случайности - реши кто из знакомых меня задеть в данный момент – не уверен, что рефлекторно бы не нажал на неё. Я закрыл глаза.
Мое воображение сразу же начало рисовать картины кинохроники… Сейчас я представил себя этаким богом. Или даже дьяволом. Нет, я конечно не мог решать кому жить, а кому нет. Но я мог одним неловким движением убить все. Все и всех. Уничтожить город, страну, континент… Мир. Уничтожить планету Грунт…
«Нет. Хватит» - сказал я сам себе. Осторожно отвел руку от кнопки. Медленно вернул на место прозрачный защитный кожух. И защелкнул фиксатор на крышке.
«Стоп-стоп-стоп-стоп..,» - повторял я в голове, успокаивая самого себя. – «Нет, конечно же мир не виноват в этом. Из-за поступка одного человека, не должен страдать весь мир. Я ведь не настолько вселенское зло.»
Я откинулся на спинку офисного кресла. Закинул руки за голову, закрыл глаза и расслабился. Сейчас, даже можно было не смотреть на радар. Все равно уже давно ни кто не летал. А на бомбы все равно среагирует свето-звуковая «иллюминация». Да и мир сейчас был немного занят. Ему было не до войны. Даже мелкие, вечно воюющие между собой, города-государства были настолько увлечены вкладом в общее дело – что даже забыли о своих вечно «гуляющих» границах и перебегающих из одного государства в другое мелких домашних животных.
- Эй! Хватит мечтать. Ты все таки на посту. «Блюдешь», так сказать, мирное небо! – громко, над самым ухом проорал мой здоровый и наивный сменщик.
- Угу… - промычал в ответ я. Мне так не хотелось покидать удобное, нагретой мной кресло.
- Давай вставай. – не успокаивался он. – давай, давай, давай!
- Ладно… раз тебе так не терпится посмотреть на зеленый экран… - тяжело поднимаясь с насиженного места, ответил я. И здоровый детина, чуть ли не в два раза выше меня, юркнул в кресло так легко. И с такой грацией… В общем если бы я его не знал уже фиг знает сколько времени, то никогда бы не поверил, что он так может.
Я потянулся, сладко зевнул, и побрел по серому коридору. В конце которого, или уже точнее в начале его - так как наша тесная, вечно гудящая как старый трансформатор комнатушка - являлась завершением этого чуда архитектуры. Коридор был с небольшим изгибом в одну сторону. Но никто и ни когда не знал в какую. В какую бы сторону ты не шел, ты всегда рисковал вдруг упереться носом в стенку. Местные ученые умы говорили, что это все оптический обман. Но кто их когда слушает этих «лысиков», как между собой мы их называли. Ни когда не задумывался, но все ученые на нашей станции были поголовно лысыми. И в столовке, на обеде или ужине… в общем не знаю когда точно… Скажем - в момент приема пищи, они собирались в кучку и отсвечивали своими лысинами словно дискотечный шар. Кто-то из наших даже однажды сказал – «вот сломается наш шар в клубе, так будем тогда их приглашать, «отсвечивать».