Sarg767
«Чао бамбино, сорри» – красивым мелодичным голосом пропела красивая испанка, или она была итальянкой… Но не суть важно кем она была. Главное что она пропела это таким замечательным мелодичным голосом что Горыныч прям замер от изумления.
«Аста лависта бэби!» - Хриплым, когда-то сорванным голосом, проорала немецкая воительница Брункгильда. И резким взмахом огромного меча снесла Горынычу третью и последнюю голову.
- Ну вот и все – сказала она поворачиваясь к гладко выбритому гному одетому в строгий деловой костюм очень старинного покроя. – Можешь записать в свою газетенку что великая воительница Брункгильда в неравном бою убила последнего дракона.
- Вы уверены? – сухо переспросил гном.
- В чем уверена?
- В том, что вы его убили – таким же невозмутимо сухим тоном ответил гном.
Великая воительница Брункгильда начала закипать. Как это так? Какой-то мелкий гном-недомерок смеет не верить ей великой воительнице Брункгильде в том, что она убила последнего дракона. Причем убила на его же глазах. Он что спал? Да как он вообще смел! Не верить ей великой воительнице Брункгильде?!?! Да кто он вообще такой, жалкий писака из жалкой прапирусной газетенки! Да она его одним пальцем, как того же дракона!
Брункгильда уже занесла меч над головой гнома наивно полагая, что тот изменит свое мнение и начнет хоть немного уважать её, великую воительницу Брункгильду.
- Наивная. – произнес гном, словно прочитал её мысли, и показал пальцем куда-то за спину Брункгильды.
- Не держи меня за дуру. – Злобно выдавила из себя Брункгильда, но в ее маленькой и красивой, по немецким меркам разумеется, головке начали бродить мысли сомнения. Разряды молний и удары грома эти сомнения в ней укрепили. А резкий разворот окончательно подтвердил, что её сомнения были явно ненапрасными.
- Ну вот… опять рубцы останутся – как бы сам собой говорил только что «убитый последний дракон», поочередно ощупывая каждую шею и неодобрительно качая головами.
- Раз… Два… Три… - Брункгильда пересчитала головы на драконе. И, все еще не веря своим глазам, пересчитала их еще раз. За тем еще раз. И еще. И еще. И еще… И так она считала пока на руках и ногах у нее не закончились пальцы. Нет, конечно как и любая другая воительница, Брункгильда могла спокойно посчитать до ста не используя пальцы, но сейчас она была настолько поражена происходящим, что её мозг категорически не хотел воспринимать то, что видят её глаза. Как мог встать дракон которому она 5 минут назад отрубила все три головы? Нет, она конечно понимала, что это все может быть оптический обман, и на самом деле тело дракона просто бьется в предсмертных конвульсиях, а головы дорисовывает её, и без того перевозбужденноё наглостью гнома, сознание. Но тут дракон наклонился и что–то поднял у себя из под ног. О боги! Увиденное просто добило великую и непоколебимую воительницу Брункгильду – дракон держал в руках собственную, совсем недавно отрубленную Брункгильдой, голову.